предыдущий
оглавление
следующий


8.3. Абсолютная ценность и религиозный статус адыгства

        Резонанс адыгства, степень его влияния на сознание и поведение превосходят ценность и значимость любой другой этической категории. Заостряя на этом внимание, говорят: Адыгагъэр цIыхугъэм, лIыгъэм, нэмысым нэхъри нэхъинщ, нэхъ гуащIэщ. Адыгагъэм псори къеубыд - "Адыгство сильней даже таких ценностей, как человечность, мужество, почтительность. Адыгство все это собой охватывает". Утверждают, что нет ни одного сколько-нибудь значимого события, факта, отношения, которые нельзя истолковать с позиций традиционной этики.

        Подчеркивается вместе с тем, что адыгство идет в ногу со временем, впитывает и осваивает новую информацию, предлагает ответ на любые нравственно значимые вопросы. По свидетельству информанта Ереджиба Бахова, в числе различных суждений на этот счет наибольшее впечатление произвело на него следующее высказывание: Адыгагъэм хэплъхьэ зэпытми хэфэщт - "Адыгство способно вместить (освоить) все, что привносит жизнь". В самом деле, это открытая, гибкая система. История свидетельствует, что в зависимости от конкретных условий и обстоятельств жизни адыгство настраивалось на различные режимы - за счет изменения приоритетов, усиления тех или иных компонентов. Например, в период феодализма среди всех слоев населения на первый план выдвинулась значимость воинской доблести, что было связано с необходимостью защиты отечества. После русско-кавказской войны акценты сдвинулись, возросла ценность таких аспектов мужества, как терпимость, выдержка, толерантность. Можно вспомнить также, что система адыгской этики совершенствовалась, заимствуя и по-своему интерпретируя термины других языков и культур, такие, как нэмыс, мардэ, акъыл и др. Они наполнились новым, еще более богатым духовным содержанием.

        Это свидетельствует о больших полномочиях и возможностях адыгской этики. Активно приспосабливаясь к постоянно меняющимся условиям жизни, вырабатывая сходные взгляды и привычки, навыки и реакции, она формирует и постоянно воспроизводит основную личность адыгского общества и вместе с тем адыгский этнос и адыгскую культуру. С другой стороны, по мере деформации этики распадается, расстраивается этническая идентичность личности, и это представляет угрозу для нормального функционирования и развития этнического социума. Обычно в связи с этим говорят: Адыгагъэр кIуэдмэ лъэпкъри кIуэдащ - "Исчезнет адыгство, исчезнет и адыгский народ". Такие высказывания укрепляют позиции этики, служат напоминанием о том, что адыгство является критерием и барометром нравственной силы и энергии личности и общества.

        Особенно показательно, что адыгская этика вовлекает в сферу своего влияния (и даже подчиняет) религиозное сознание. И при этом вовсе не оспаривая авторитет религии и важное значение религиозных обрядов, а, напротив, действуя в унисон с чувствами и настроениями верующих. Решающую роль сыграла здесь социальная значимость этики, адыгство было объявлено творением Бога. В сознании основной массы черкесского населения - это способ бытия в мире, дарованный народу мусульманским Аллахом или языческо-христианским Тха, подобно тому, как самим Создателем спускаются народам священные писания. Поэтому считается, что человек, не соблюдающий заповедей адыгства, навлекает на себя гнев самого Бога. Распространены суждения типа: "Когда наши души покинут тело и предстанут перед Аллахом, он спросит с упреком: "Я даровал вам адыгагъэ, чтобы вы жили в соответствии с его законами, почему же вы пренебрегли моим даром?" (Куна Готыжева).

        Другой пример. Я обратился к информанту, активно доказывающему необходимость ислама: "Но как быть поколениям, не обученным азам мусульманской религии, не имевшим возможности пойти в мечеть и т. д.?" И он ответил: "Их вины в том нет, и за это Аллах их не накажет, но лишь в том случае, если в жизни они будут следовать принципам и нормам адыгагъэ и адыгэ хабзэ: почитать своих родителей и старших, любить и правильно воспитывать детей, сочувствовать и помогать страждущим, быть честными и справедливыми в отношениях с людьми и т. д." (Маджид Тешев).

        Адыгство, как мы видим, универсальная, самодостаточная концепция жизни, сопоставимая с национальной религией. И причем не в метафорическом, а в прямом смысле слова, учитывая, что содержит в себе, в своем собственном "теле", все черты религии и религиозности, выделенные еще Дж. Локком: 

1) вера в высшее существо; 

2) идея его почитания; 

3) концепция почитания через добродетель и благочестие; 

4) комплекс греха, подлежащего искуплению через раскаяние и благодеяние; 

5) мысль о воздаянии и будущей жизни на небесах (Локк 1988: 586).


        Очевидным становится это при детальном рассмотрении категории "псапэ", как составной и неотъемлемой части адыгства. В понятии "псапэ", как мы убедились, слиты воедино идеи благодеяния, благочестия, воздаяния, это ценность, прямо противоположная греху. Считается, что объем совершенных благодеяний зачитывается человеку на том свете, и в рай попадает лишь тот, кто совершает множество добрых дел - псапэ и мало греховных - гуэныхь. При этом именно Бог -, Аллах или христианско-языческий Тха - определяет, какие дела человека являются греховными, а какие добродетельными, кого наделить своей милостью и на кого обрушить свой гнев. Идея богоизбранничества очень популярна, и в этом смысле адыгская этика напоминает протестантскую. Обычно в связи с этим говорят о "добром глазе или взгляде" Бога, которым он "касается" или награждает своих избранников - "алыхьым и нэфI зыщыхуа".
        Есть мнение, что моральные абсолюты изначально религиозны (См. напр.: Parsons 1966: 11; Шрейдер 1994: 16-17). На этих позициях стоял еще Кант, доказывавший, что мораль строится на принципах, которые арriori определяют и делают необходмым все наше поведение и тем самым получают статус божественных. Для массы черкесского населения у нас в стране и за рубежом адыгство - символ, наделяющий человеческое существование определенным смыслом. Жить в соответствии с принципами этики, полагаясь во всем остальном на Бога, на его благосклонность, - такова традиционная формула бытия, господствующая в адыгском обществе. Адыгство внушает людям, что никому не дано знать, какова его участь или судьба, что этот вопрос находится всецело в ведении Бога. Человеку остается только неуклонно исполнять свой моральный долг - в надежде, в полной уверенности, что Всевышний оценит его благочестие и будет к нему благосклонен. (Такая же аргументация лежит, как было показано М. Вебером, в основе протестантской этики) Единство морального и религиозного долга и превращает адыгство в абсолютную ценность. Исполнение основных заповедей адыгства (человечность, почтительность, благоразумие, мужество, честь) приобретает особый, возвышенный смысл, а правила адыгской этики воспринимаются в виде божественных предначертаний. Повышается вместе с тем чувство ответственности за соблюдение этих правил, соединенное с убеждением в неотвратимости наказания за их нарушения.
        Можно понять, почему адыги легко воспринимали мировые религии. Во-первых, они ложились на благодатную почву развитого и чрезвычайно лояльного религиозного сознания, каким является адыгство. Во-вторых, - и это, пожалуй, самое главное, - во все времена господствовало убеждение в том, что никакая религия не способна поколебать устои национальной религии - адыгагъэ.
        Вспомним в этой связи, что популярное среди верующих адыгов понятие "мусульманство" - муслъымэныгъэ возникло на адыгской почве. Оно строится по той же модели, что и адыгство, и остается под его влиянием и контролем. Мусульманство - это соблюдение принципов адыгской этики, сопровождающееся знанием корана, исполнением исламских обрядов и ритуалов. В традиционном общественном мнении обладающий мусульманством - культурный, интеллигентный и благочестивый человек, входящий, благодаря этому, в элиту адыгского общества. Такие отношения с исламом обогащают адыгскую этику, снабжают ее новым, еще более богатым духовным содержанием. Адыгство становится высшей реальностью и конечной целью бытия. "Создатель на небесах и дарованное им адыгство на земле" - таков традиционный символ, веры адыгского народа. С другой стороны, это создает почву для утверждения гуманистического ислама, в котором доминирует культура мира, согласия, взаимопонимания.


предыдущий
оглавление
следующий