предыдущий
оглавление


5.7. Антитеза разумности и неразумности

        Позитивно оценивают все формы и проявления разума. Среди них: глубокий разум - акъыл куу, острый - акъыл жан, добродетельный - акъылыфIэ, устоявшийся - акъыл гъэтIылъа (акъыл тIыса), хорошо скоординированный - акъыл зэтет и др. Неразумность предстает обычно в виде разума, имеющего тот или иной дефект, ср.: акъыл ныкъуэ - "половинчатый разум", акъыл кIэщI - "короткий разум (ум)", акъыл пхэнж - букв.: "кривой разум" и т. д.

        В восприятии жизни между разумными и неразумными существенная разница. Отсюда мотив диаметрально противоположных действий и реакций в одних и тех же условиях, ср.: Губзыгъэм и гуIэгъуэр делэм и гуфIэгъуэщ - "Горе для умного, радость для дураков"; АкъылыфIэм еухуэ, акъылыншэм екъутэ - "Разумный строит, неразумный разрушает". Подчеркивается, кроме того, что разумным приходится исправлять ошибки неразумных, ср.: Делэм зэхибзар, губзыгъэм зэхехыж - "Дурак затевает, умный расхлебывает"; Делэр бгъакIуэмэ, укIэлъымыкIуэжу хъуркъым -"Глупца по делу пошлешь, придется вслед за ним самому идти". Неразумность является источником аномии и девиантного поведения, представляет большую опасность для общества. Разговор о том, что люди теряют голову, стали несдержанны и неблагоразумны, алчны и неблагодарны, заканчивается обычно заключением: Дуней къутэжыгъуэр къэсагъэнущ - "Видимо, настал конец света". Так же, как и другие народы, адыги связывают апокалипсис с возрастанием неразумности и падением нравов.

        Прочно утвердилась мысль о несовместимости разумных и неразумных. Отсюда идея дистанцирования от глупцов, а точнее - специфического обхождения с ними. Говорят: Дэлэм уэ фIэкI, губзыгъэр езыр къыпфIэкIынщ - букв.: "Глупца обойди, а умный обойдет тебя сам". В том же направлении действуют наставления типа: Делэ пэшэгъу умыщI - "С глупцом не водись"; Делэм зэпумыщIэ - "С глупцом не связывайся"; Делэм уи пыIэ eти блэкI - "Приставшему глупцу шапку отдай и уйди".

        Понятно, что это "обходительность" или экзокоммуникация особого рода - негативная, основанная на неприязни, а порой и на страхе, ибо неразумный, как было сказано, опасен - способен расстроить дела, дискредитировать самые лучшие идеи и начинания. Говорят, что даже в качестве врага предпочтительнее иметь умного человека, нежели глупца, ср.: Делэ благъэ нэхърэ, акъыл зиIэ бий - "Лучше разумный враг, чем глупый товарищ"; Акъыл зиIэм и хьэ сыкъишх - "Да укусит меня собака разумного человека, но не коснется дружба неразумного". Самые большие опасения вызывают так называемые "умные и корыстолюбивые дураки" - делэ бзаджэ. Недаром говорят: Делэ бзаджэ нэхърэ делэ дыдэ - "Круглый дурак предпочтительней умного глупца".

        Все же контактов с глупцами не избежать. Поэтому выработался, как отмечалось, определенный стиль взаимодействия с ними, который можно назвать осторожной обходительностью. За внешней вежливостью, свойственной этой манере поведения, желание освободиться от глупца, не давая повода для сближения и контактов.

        Замечают, что эта позиция уязвима, что она граничит с попустительством, пользуясь которым неразумные, но ловкие, нечистоплотные люди становятся "хозяевами жизни", а разумные остаются не у дел. Но обычно и к этому относятся философски: не питая иллюзий насчет всеобщей справедливости, но полагаясь на превосходство и победу разума. Считается, что в конце концов жизнь расставит все на свои места. И это тоже элементы традиционного образа мыслей, складывавшегося веками опыта самосохранения и выживания. Адыгская этика несовместима с "философией" неудачника, который во всех своих промахах и бедах винит других.


предыдущий
оглавление